Индивидуализация тренировочных воздействий для различных игровых позиций

29 марта 2022

Материал подготовлен Романом Тимофеевым, тренером по физической подготовке сборной России по регби, методистом Академии регби «Центр».


В данной статье будет представлен взгляд на организацию тренировочного процесса игроков в регби, учитывающий специфику игровой позиции и требований игры.

Материал должен быть полезен всем тренерам, работающим в регби и ищущим возможность индивидуализировать нагрузку таким образом, чтобы она имела тренировочный стимул, отвечающий игровым потребностям регбистов на разных позициях.

ИСТОЧНИК первой части материала: Jason C Tee, Michael Lambert and Yoga Coopoo. GPS comparison of training activities and game demands of professional rugby union. International Journal of Sports Science & Coaching April 2016

Выводы, касающиеся возможной стратегии тренировочного процесса, основаны на анализе GPS-данных и имеют ограничения, например, невозможность определить частоту и тяжесть контактной работы, поэтому материал направлен в сторону выбора работы, связанной с беговыми и игровыми средствами. Также ограничением служит тот факт, что исследование было выполнено на одной команде, стиль и стратегия которой могут отличаться от других. Требуется осторожная интерпретация полученных данных.

Тем не менее, данные могут иметь высокую практическую значимость и достойны внимания.

В исследовании приняла участие профессиональная регбийная команда из Южной Африки, которая участвовала в проекте с 2011 по 2013 годы. Игроки были разбиты на группы по позициям:

  • Столбы и игроки второй линии – Tight forwards
  • Хукеры и игроки третьей линии – Loose forwards
  • Полузащитники схватки – Scrumhalves
  • Полузащитник веера и центры – Inside backs
  • Крайние и 15 номер – Outside backs

Игроки находились под наблюдением во время 96 тренировочных занятий в течение 25 месяцев: с сентября 2011 г. по октябрь 2013 г. Данный временной промежуток включил в себя 2 предсезонных периода и 2 игровых сезона.

Тренировочные занятия после консультаций с тренером по физической подготовке были классифицированы по 4 типам активности:

  1. Традиционная тренировка, направленная на развитие выносливости (ТТРВ) – тренировка с максимальной аэробной скоростью и интервальный бег без мяча. Подходы варьировались от 3 до 15 минут. Отношение работы к отдыху: от 2:1 до 1:3.
  2. Высокоинтенсивная интервальная тренировка (ВИИТ) – короткие периоды взрывной высокоскоростной активности без мяча в диапазоне от 20 секунд до 2,5 минут, как правило, включающие бег с изменением направления и компоненты ускорения и торможения. Отношение работы к отдыху: от 1:1 до 1:10.
  3. Игровая тренировка – тренировочные игры, созданные, чтобы улучшить физические качества, технические навыки и принятие решений. Размер поля и количество игроков изменялись, чтобы влиять на интенсивность тренировки.
  4. Техническая тренировка – тренировочные занятия, которые повторяют специальные технические компоненты из игры, выполняемые с целью эффективно действовать под давлением и координировать игровые схемы. 

Давайте перейдем к выводам, которые были обнаружены на основе статистического анализа полученных данных и которые могут быть взяты тренерами на вооружение при планировании.

Высокоинтенсивные интервальные тренировки, используемые для столбов и игроков 2 линии, соответствовали или превышали требования игры и являлись крайне специфичными для этих позиций.

Также было обнаружено, что ВИИТ крайне специфичны и для полузащитников схватки.

По максимальной скорости, количеству спринтов и частоте ускорений ВИИТ не подходили для внутренних и внешних полузащитников.

Игровые тренировки оказались подходящими для внешних и внутренних защитников и отвечали требованиям игры практически по всем двигательным категориям, за исключением показателей относительной дистанции и максимальной скорости (также там учитывалась ходьба, но мы ее опустим, поскольку нас интересуют тренирующие воздействия, а ходьбы на тренировках хватает). В целом, игровые тренировки являются эффективной тренировочной стратегией, в особенности с точки зрения потенциального улучшения игровых навыков и физической подготовки, но тренерам нужно держать в уме то, что такие тренировки необходимо дополнять другими двигательными активностями, чтобы удовлетворить потребности игроков на разных позициях. В качестве альтернативы грамотным манипулированием тренировочными переменными можно достичь лучшей симуляции игровых требований, но такой подход требует тщательного контроля.

Опции, доступные для тренеров, и которые могут дополнить игровую тренировку с точки зрения удовлетворения потребностей разных позиций – это традиционная тренировка, направленная на развитие выносливости (ТТРВ), и высокоинтенсивная интервальная тренировка (ВИИТ). Мы отдадим предпочтение ВИИТ, так как это тренировочное воздействие удовлетворяет потребности в быстром беге. Использование комбинации игровой тренировки с вышеназванными тренировочными средствами позволяет отражать игровую интенсивность.

Техническая тренировка имела самые низкие средние показатели интенсивности по сравнению с игровой для всех позиций на поле. Техническая тренировка имела сходство с игрой по показателям максимальной скорости, дистанции, пробегаемой на высокой скорости, а также частоте ускорений и торможений для всех игроков нападения, но не для защитников.

Исследование не обнаружило, что тренировочные активности, представленные в исследовании, отражали бы игровые требования к максимальной скорости у наружных защитников. Это демонстрирует факт того, что наружные защитники должны регулярно подвергаться тренировочным воздействиям, стимулирующим и поддерживающим максимальную скорость, чтобы развивать этот важный атрибут.

Интересно заметить, что для полузащитников схватки не было обнаружено подходящего тренировочного воздействия, позволяющего отразить игровые требования. Это в очередной раз иллюстрирует уникальность этой позиции в регби. Сочетание игровой тренировки с ТТРВ и ВИИТ могло бы быть лучшим сочетанием, но более специфичные протоколы еще требуется разработать.

В данном исследовании игроки регулярно подвергались физическому контакту во время технических тренировок, но не во время ТТРВ и высокоинтенсивной интервальной активности. Во время игровых тренировок игроки время от времени подвергались легким контактам.    

В этой части материала на основе вышеизложенного добавим данные, взятые из исследования: McLaren SJ, Weston M, Smith A, Cramb R, Portas MD, Variability of physical performance and player match loads in professional rugby union, Journal of Science and Medicine in Sport (2015)

В нем приводятся данные, полученные на основе исследования 28 профессиональных игроков английского Чемпионшипа, принявших участие в 15 играх (12 в чемпионате и 3 в играх кубка) в сезоне 2012/2013.

Нас интересуют данные по общей дистанции и по высокоинтенсивному бегу. 

Нападающие пробегают за игру в среднем 5400 м, из них 651 м составляет высокоинтенсивный бег (15-19,9 км/ч, что будет равно 4,2-5,5 м/с или около 4,9 м/с, если попытаться найти среднее значение).  

Защитники пробегают в среднем 5960 м, из них 770 м составляет высокоинтенсивный бег.

Нехитрые вычисления показывают, что из 100% дистанции, пробегаемой нападающими, с высокой интенсивностью приходится 12%.

У защитников этот показатель – почти 13%.

Давайте постараемся найти практическое применение этим знаниям на основе вышеизложенного.

Российские игроки первой линии в среднем показывают 4% интенсивного бега при средней общей дистанции, равной ±3000 м. 12% от этого значения дает нам 360 м высокоинтенсивного бега, который необходимо набрать за игровую тренировку (учитывая то, что тренировочное воздействие должно создавать запас прочности, то этот показатель необходимо увеличить как минимум на 50%), соответственно 540 м высокоинтенсивного бега будет имитировать ситуацию, когда игроки набрали за игру 18% высокоинтенсивного бега, что всего лишь на 6% больше, чем игровая интенсивность.

Игроки второй линии в среднем пробегают 4333 м общей дистанции и 238 м интенсивного бега, что равняется 5% от общей дистанции. 12% от общей дистанции составит 520 м. Увеличив на 50% дистанцию, мы получим 780 м или 18% от обшей дистанции.

Игроки третьей линии в среднем пробегают 4540 м общей дистанции и 306 м интенсивного бега, что равняется 7% от общей дистанции. 12% высокоинтенсивного бега от общей дистанции составит 545 м. 

Как видно из приведенных цифр, российские игроки нападения меньше бегают относительно игроков английского Чемпионшипа (3781 м против 5400 м, что составляет лишь 70% и 207 м высокоинтенсивного бега против 651 м, что составляет 31%).

При планировании игровой тренировки, чтобы достигнуть игровой интенсивности, игрокам нападения необходимо включать блок высокоинтенсивного бега (исходя из личного опыта, поддерживаю данную рекомендацию, так как по показателям GPS в игровых тренировках нападающие первой линии показывают около 5% высокоинтенсивного бега по отношению к общей дистанции, особенно это выражено, когда не все игроки вовлечены в игровую часть, а ожидают своей смены на бровке).

Для игроков первой и второй линий я использую челночный бег 22 метра с падением-вставанием на каждой линии, 10 секунд работы - 10 секунд отдыха х 8-10 раз (учитывая то, что высокоинтенсивный бег рассматривают, начиная от скорости 5 м/с, тогда как игрок бежит по прямой, он должен покрыть 50 м, учитывая то, что у нас присутствует падение-вставание и плюс один разворот, то на это уходит порядка 3 с., тогда получаем ±7 секунд на бег, что равно примерно 35 м. Исходя из этого, первая и вторая линии стартуют от линии ворот и должны успевать добегать до 5-метровой линии).

В итоге, за один тренировочный блок мы достигаем, в зависимости от количества раз, расстояния, равного ±280-350 м. Таких блоков может быть 1-2 или 3 (три раза в случае, если игровая тренировка по какой-то причине получается низкоинтенсивной). За тренировку, в зависимости от интенсивности игры и вовлеченности нападающих в многократно повторяющиеся фазы, требующие длинных ускорений (50 и более метров) в течение 30-60 и более секунд (например, в ситуациях, когда разыгрывается выход длинным ударом из своей зоны 22 метров + открытая игра в зоне соперника с возвратом мяча обратно в свою зону 22 метров с необходимостью создать вовлеченность игроков нападения в процесс контроля мяча, организовать несколько ударов нападающими и/или организовать рак, в обычной же ситуации, ожидая ответного удара ногой, нападающие будут двигаться в районе середины поля). По моему мнению, такие игровые фазы для первой и второй линии случаются крайне редко.

Далее перейдем к защитникам.

Игровые тренировки хорошо отражают беговую интенсивность. Соответственно, использование таких тренировочных средств отражает потребности в высокоинтенсивном беге защитников (в особенности те игровые тренировки, которые содержат удары ногой и набегания, выход из зоны 22 м ударом в поле, открытые игры с использованием всего пространства игрового поля).

Если не брать во внимание 9 номеров (как мы выяснили, они требуют к себе особого подхода), то в среднем российские игроки пробегают 5262 м общей дистанции и 553 м с высокой интенсивностью, что равняется 10,5% от общей дистанции.

Напомню, что защитники из английского Чемпионшипа пробегают в среднем 5960 м, из них 770 м составляет высокоинтенсивный бег, что равняется 12-13%.

Снова сравним цифры: российские защитники - 5262 м против 5960 м или 88% от общей дистанции, и 553 м против 770 м, что равняется 72%.

В сравнении с игроками нападения, российские защитники ближе к показателям элитного уровня (английский Чемпионшип мы все-таки рассматриваем, как элитный).

Как было сказано выше, вингеры и 15 номер (наружные защитники) на тренировках не получают достаточно стимулов, чтобы поддерживать и развивать максимальную скорость.

Эта задача решается относительно не трудно. Как нам известно, развитие максимальной скорости требует адекватных пауз отдыха (минимум 1 минута на 10 метров бега с максимальной скоростью), а в игровых тренировках подобные воздействия затруднительны ввиду того, что вингеры и 15 номер будут и так набирать количество высокоинтенсивного бега, а также коротких и длинных ускорений по ходу игровых действий. Соответственно, наиболее подходящим временем для выполнения спринтерских подходов является техническая тренировка, где интенсивность снижена ввиду того, что фокус внимания обращен на технические и тактические элементы.

Относительно нападающих, как мы видели, можно было бы предполагать достижение максимальной скорости при выполнении технических действий, но, на мой взгляд, может быть целесообразным применение отдельных блоков работы, направленной на ускорение на 10-15 м, поскольку специфика игры не располагает к более длинным ускорениям и демонстрации максимальной скорости (а вот стартовое ускорение крайне важно) в отличие от вингеров и 15 номера, которым игровые события дают возможность проявить свои спринтерские способности. 

По данным сайта https://rugbydome.com/how-fast-are-rugby-players/

Максимальная скорость южноафриканского вингера Чеслина Колбе в среднем равняется 33,66 км/ч или 9,35 м/с. Российские вингеры в среднем демонстрируют 30,96 км/ч или 8,6 м/с.

Средние показатели максимальной скорости, продемонстрированные на Кубке Мира по регби 2019 года, выглядят следующим образом:

  • 15 номер – 33,48 км/ч или 9,3 м/с;
  • Вингеры – 33,00 км/ч или 9,1 м/с (российские - 8,6 м/с);
  • 8 номер – 27,43 км/ч или 7,6 м/с (российские - 7,5м/с);
  • Хукеры – 24,66 км/ч или 6,9 м/с (российские - 6,7 м/с).

В своей работе я применяю 1-2 блока спринтерской работы в тренировках, направленных на технику. Они выглядят следующим образом:

  • Нападающие - 5 ускорений по 15 м с 1,5-2 минутами отдыха;
  • Защитники - 3 спринта по 30 м с 3 минутами отдыха.

Заключение

Целью подготовки данного материала явилась необходимость, используя данные GPS, определить подходящие тренировочные воздействия, учитывая специфику игроков, играющих на разных позициях. Также удалось сравнить средние данные российских игроков с зарубежными результатами, и на основе этого выявить ту сторону, над которой нужно работать.


ИСТОЧНИКИ:

  1. Jason C Tee, Michael Lambert and Yoga Coopoo. GPS comparison of training activities and game demands of professional rugby union.  International Journal of Sports Science & Coaching · April 2016 
  2. McLaren SJ, Weston M, Smith A, Cramb R, Portas MD, Variability of physical performance and player match loads in professional rugby union, Journal of Science and Medicine in Sport (2015)
  3. https://rugbydome.com/how-fast-are-rugby-players/  
  4. Личные данные автора материала

Новости